четверг, 2 июля 2009 г.

Books'n'Gigs

Я открыл для себя отличного писателя. Гоголя. Черт возьми, в школе (как в средней, так и в высшей) под страхом смерти нельзя преподавать литературу так, как ее преподносят у нас в стране. Максимум, что запоминается — сюжет и, возможно, главные персонажи. Когда я готовился к экзамену по литературе в университет, я усиленно читал книги в кратком изложении. Отчасти это помогло. То же самое механическое запоминание мне встретилось в истории. Если не знаешь дат — свободен. Разве можно в таких условиях говорить о какой-либо свободе, хотя бы даже ментальной?

Но вернемся к литературе. Книга Автора («Петербургские повести») попала в руки не случайно. Очень уж долго она мозолила мне глаза, и я, наконец, решился полистать ее. Я ожидал скучнейшее чтиво, но почитав буквально абзац «Невского проспекта», я не смог остановиться, несмотря на то, что я, казалось бы, помнил не самый яркий сюжет и даже каких-то героев. Я не мог оторваться от слога, от моделируемой обстановки повествования. И я вдруг узнал наше общество. Оказывается, оно за 180 лет совсем не изменилось.

Почему же тогда у меня остался с подростковых лет спроецированный на автора неприятный осадок от книги? Ответ прост… я читал ее в 13-14. Я не понимал, что и как происходит в этой жизни. Не сформировал своего мнения. Кажется, догадывался, но все-таки еще даже близко не сформировал. Я любил Джека Лондона и О'Генри (которых очень кстати перечитать). Я не понимал, что сквозь строки Автор мастерски смеется. Книги пишутся для взрослых людей. И читать их надо осознанно. Именно поэтому человеку, которого обязали что-либо сделать, нужно применить усилие (прочитать книгу и написать сочинение, например), чтобы его оставили в покое. Логика старшего поколения в общем смысле ясна — если молодого человека не заставить, он никогда не откроет книгу. Но нельзя заставить любить. Зато заставить ненавидеть льзя.

У Гоголя отличнейший слог и очень меткий стиль изложений, а вот переводной Вильгелм Гауф своим слогом не порадовал, но это, пожалуй, не писательский промах, а недостаток подавляющего большинства переводной литературы. Вряд ли это имя известно широкой аудитории (для меня, впрочем, тоже), но, думаю, каждый слышал о его сказках вроде «Маленький Мук», «Калиф-Аист». Гауф вызывает огромное уважение тем, какое культурное наследие он оставил за свои неполные 25 лет.

Но довольно о книгах. Давеча был на концерте Бладхаунд Ганг в ГлавClub’е (спасибо Сереже за билет), и, надобно сказать, сие действо было зело интересно. Особенно, когда Evil блевал на своих согруппников и таскал яйцами ящики от во славу шестидесятилетия победы над фашизмом притом, что сам он немец. Пообщался с VJ канала A-One Михххой — занятный товарищ. Фоточка с Гоблином оттуда же.

Павел А. Коровин

P.S. Не верьте Невскому проспекту.